Саги САГИДАШ

Стихами тихо
плачу…

* * *

Выпив ночь из синей чашки, жду, когда нальют рассвет…
Тень в смирительной рубашке мой обкрадывает след.
Обернувшись тёплым пледом, обойду притихший сад.
Пахнет горько бабье лето неизбежностью утрат.
Звёзды светят маяками. Может, в небо за буйки?
Где цветные сны руками ловят божьи рыбаки.
И по лунам, как по рунам, выйти в космос напрямик.
По дороге самой трудной, где полёт – последний миг…
Только в доме спит ребёнок. Захожу, скрипят полы.
Не скрипите: сон так тонок! В степь пойду, сорву полынь,
И травою горькой, дикой окурю себя и дом:
Блажь полёта, уходи-ка! Полечу потом, потом…

* * *

Сквозила просинь между веток в ажурной сети паутин,
И в погреба ссыпалось лето до самых инистых седин.
И стрекоза в душе беспечно все дни летала без забот,
И свет, казалось, будет вечным, как будто снег не упадёт.
А ныне стынет день за дверью, весь мир под мороком пурги.
И в этом зимнем снегоперье не видно пешему ни зги.
В снегу и времени увязли дороги, небо и река,
И только вязы долговязы стоят и держат высь в руках.
В чешуйках снега невесомо, качая ставни-плавники,
Уткнувшись в водоросли сновья, спит дом, как сом, среди ракит.
И ты уйдёшь к теплу поближе, в домашний безмятежный сон,
В предновогоднее затишье лепить стихи из снежных слов.
А как наскучит печки нега, в тиши на радость не скудей –
Свеченье сливочного снега сбивай до масла майских дней.

* * *

Летит снежинок взвесь на вымерзшую осень,
На отощавший лес, на крыши и мосты.
Качает ветер век, минуты бьются оземь,
Но я не слышу мир, в душе тоска и стынь…
Так хочется порой порвать в порыве невод
Бездушия и зла, захлопнуть к свету дверь!
Летит ли с неба снег, а может, снег на небо,
Какой сегодня век, какая круговерть?
И, посмотрев назад, на жизненные стены,
На то, как сплю на дне – никчёмная душа,
Окликнуть небеса, соединиться с тенью,
Ведь стало нечем мне и незачем дышать.
Аутистично ночь застыла за окошком.
Не ведает мой Бог, как шаток мой шесток…
Но закипает свет, и месяц прячет рожки,
И обещает день: всё будет хорошо!

* * *

Когда мой мир, как лист бумаги, скомкан,
И душу рвёт кинжальный ветер дней,
И скудость ждёт отточенным осколком
На алчущем паденья жертвы дне,
Так хочется повеситься, как месяц,
Задраить люк души, завыть, как бес,
Скатившись вниз по гулким ребрам лестниц,
Упасть в ладони жаждущих небес,
Забыть все рамки, правила, законы,
Долги, пароли, мерки, этикет,
Сбежать из мира клеток и вагонов,
Машин, неона, пластика, ракет,
И кануть в непролазной, тихой чаще,
Где бродит по деревьям лунный кот,
И выгореть, как август уходящий,
И сдаться в плен всем армиям невзгод…
Когда ж душа надломленно умолкнет,
В бессилье крикну вновь себе: «Дыши!..»
И еду в Глушь, соломенной иголкой
Сшивать дыру надорванной души.

* * *

Сирых дней серый лёд
И дорога без права на выбор.
Это время пройдёт –
Не спеши из реальности выбыть.
На небесном ноже
Звёздный свет – срезал месяц надежду.
Не печалься, в душе
Будет тихо и сухо, как прежде.
Будет в звонкую трель
Свет черёмух дробиться по стёклам.
И светлынью апрель
Озарит замутненные окна.
К небесам дерева
И печали причалят средь ночи.
Не споткнутся слова,
Здесь не точка в конце – многоточье…

* * *

Лови меня, а хочешь – не лови…
Неуловима я, как дождь капризный.
Вся соль степей живёт в моей крови,
И на губах моих вся горечь жизни.
Ещё лечу шальным ветрам вослед
И ощущаю листьев тихий лепет,
И слышу, как на чёрный белый свет
С немых небес слетает снега пепел.
И пусть порой в лицо сечёт ветла,
Стихи в тиши теряют звук и голос,
Меня уже не выбить из седла –
От стыни крепну, словно волчий волос!

* * *

Последние деньки тепла на дне,
Крылами ледяными машет ветер.
Ноябрь гасит свет на белом свете,
Мокра морока, моросит в окне.
А скоро дождь иссохнет на корню,
Начнёт расти декабрь снежным комом,
Седая степь впадёт от стужи в кому,
Тоска расширит в окнах полынью.
В такую пору душу греет плед,
Горячий чай и печки тёплой нега.
Врачует в окнах анемию снега
Рябины кровь и розовый рассвет.
Прижгу стихами, словно рану – йод,
Полынь тоски и полынью тревоги.
Все проходимы снежные дороги…
Нам лишнего Всевышний не даёт.

Степь, как тоска, бесконечна,
Полнится даль синевой.
Мне бы уйти в эту вечность,
Стать неприметной травой.
Небо седое гранитно,
Стало холодным, как сталь.
Впору б собакой завыть мне –
Так вдруг настигнет печаль…
Как за окном завечерит,
Вдаль убегу, за дворы.
Светлым мелком снег очертит
Контур моей конуры.

* * *

В глазах раскосых – тьма степей
И небо – под ногами.
Зачем, не знаю, хоть убей,
Я говорю стихами.
В степной глуши средь ив, осин
Живу почти убого.
Зато всё близко – звёзды, синь,
Рукой подать до Бога.
Когда темно в краю ракит,
Стихами тихо плачу…
О, если б знать, с какой строки
Свернуть на лист удачи!

Саги САГИДАШ (Сагидаш ЗУЛКАРНАЕВА). Член Союза писателей России, член меж-
дународного СПНС. Лауреат многих всероссийских поэтических конкурсов. Публи-
ковалась в российских и зарубежных изданиях (Беларусь, Казахстан, Америка, Гер-
мания и пр.). Живет в Самарской области.

№ 2, 2019 год.

Author: admin_zvezda

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *