Людмила БАКИРОВА

Ни точки нет,
ни остановки
во времени…

* * *

Давай повернемся друг к другу, ведь все-таки в чем-то мы очень похожи,
тебя для себя открываю, и ты открывай для себя меня тоже,
твоими глазами могу я увидеть лицо мое, руки, глаза и ладони,
на фоне заката,
деревьев, цветущих на фоне,
здесь у арыка на деревянную вместе присядем скамейку,
а рядом – вполшага,
простой одуванчик, согнув свою тонкую, нежную шейку,
над собственной хрупкой склоняется тенью,
а в воздухе пахнет дождем,
да, в воздухе пахнет дождем и цветущей сиренью.

* * *

Смотри, эта осень на ветке, изогнутой криво,
листву обрывает,
а дальше ты к ней подбираешь слова,
пока там, в саду, созревает и падает с дерева спелая слива,
пока там за ветку другого цепляется ножкою крепко айва.
Пока там…
А дальше туманно, дождливо,
печалится, кажется, осень сама,
в движении к снегу – ее перспектива,
а дальше, что дальше…
ну, что же там дальше?
А дальше, конечно, наступит зима.

* * *

Встаёт заря, кричит петух,
цветок бросает в почву семя,
над бытием своим, пастух,
ты придержать хотел бы время.
А так – то дождь, то холода,
то летом жар, как из духовки,
летишь неведомо куда,
ни точки нет, ни остановки
во времени,
мелькают вдруг
то куст, то холм, то лес, то луг,
то божьи красные коровки,
шмели, репейников головки,
над грядкой вскопанной лопух –
всё, всё захватывает дух,
повсюду шум, и гам, и стук,
и нет опоры для страховки.

* * *

Для вечера сумерки – это начало,
где засветло чье-то зажжется окно,
людей в переулке ты видишь немало,
но запад погаснет, и будет темно.
Идем мы в полосках неверного света,
вдыхая шашлычный на улочке чад,
нет ветра – гуляет по городу где-то,
а где он гуляет – деревья молчат.
Они нас с тобою берут на заметку,
где мы лишь пейзажа восточного часть,
держусь за тебя, как за крепкого дерева ветку,
чтоб дальше идти и нигде не упасть.

* * *

Чувство вины ни с чем невозможно сравнить,
тем более, если нельзя ничего изменить,
делятся дни твои после на от и на до,
где птица вины в душе твоей вьет и свивает гнездо,
птенцы этой птицы покоя тебе не дают,
то вроде притихнут,
то сердце так больно клюют, и клюют, и клюют.

Снеговик


Он вдруг загрустил, он совсем не привык,
что двор опустел
перед детскою горкой –
носик-морковка, глаза-угольки,
лысину пряча под серым помятым ведерком,
с метлой из коричневых прутьев коротких стоит,
немножко нелепый, ну очень печальный на вид,
а ночью то тает, то вновь подмерзает,
погоды внезапный каприз,
а он – снеговик, он в снегу оседает,
из глаз его слезы горошками падают вниз.

* * *

Леплю снеговика,
От снега моя холодеет рука,
Снег тает в ладонях,
И вот она рядом – из снега река,
Пускаю бумажный кораблик по водам,
В нём парус, как сложенный зонт,
Плывёт мой кораблик, плывёт, уплывает и прячется за горизонт,
А там я в своём настоящем,
Отсюда мой собственный в прошлое путь –
И в детство, и в юность,
Туда и обратно: раз-два – не успеешь моргнуть,
А где-то там память, что вовсе неважно,
Откроет в пространстве свой личный дневник:
Плывёт и плывёт там кораблик бумажный,
Из детства на горке стоит снеговик.

* * *

Пока не видит дальше носа,
но не уходит от вопроса,
кто знает из ее поклонников,
как ветер с южных гор мятежником
врывался ночью в мокрый сад.
А здесь на влажном подоконнике,
под солнцем утренним подснежники,
в окне раскрытом чуть дрожат.

Людмила БАКИРОВА. Член СП Узбекистана. Родилась в Кировской области РФ.
Окончила ТашГУ (ныне НУУз). Публиковалась в сборниках «Поэзия-88», «Под зна-
ком осени», журналах «Новая юность», «Молодая смена», «Книголюб», «Звезда Вос-
тока», альманахах «Молодость», «Арк», «Анор».

№ 2, 2019 год.

Author: admin_zvezda

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *