Фатима ДЖАЛАЛОВА

СИЛЬНЫЕ ДУХОМ

Рассказ

Рассказ занял II место в конкурсе «Воды бесценный дар» (май–ноябрь 2018 г.)

Морщинистые пальцы с трепетом перелистывают страницы запылившего-
ся дневника. Наткнувшись на черно-белое фото, пальцы судорожно сжимают
его и подносят к близоруким глазам. С потрепанной картонки глядят четыре
пары искрящихся радостью глаз: выставляющий напоказ большой улов ко-
ренастый мужчина, ногу которого обхватили пухленькие ручки маленького
мальчика, за ним – крупная девочка с множеством мелких косичек, кото-
рую за плечи нежно обнимает невысокая женщина; на заднем плане толпятся
грузчики, рыбаки; берег усеян лодками и пароходами, а за ними простирает-
ся море, где-то вдалеке сливающееся с небом. Пальцы медленно переворачи-
вают фотографию, и глаза с трудом читают сквозь пелену выступивших слёз:
«5-ое мая, 1968 год.
Мы с семьёй вернулись с рыбалки. Дети так быстро растут! Осману недав-
но исполнилось 3 года, а Айгуль уже 5. Надеюсь, что Осман продолжит моё
ремесло. Уговариваю Зухру родить ещё одного».
Упавшая слеза размывает чернила, и пальцы поспешно вытирают глаза.
Пересохшие губы дрожат. Пальцы левой руки хватаются за ручку и, найдя
пустую страницу в дневнике, начинают писать:
«Умейте находить повод для радости.
Проживая самые счастливые дни своей жизни, я не осознавал своего везе-
ния, продолжая строить планы на будущее и мечтать о лучшем. Только теперь
я понимаю, что выезды на природу с семьёй в выходные после тяжёлой, но
плодотворной рабочей недели – вот что было для меня настоящим счастьем.
Теперь, спустя 25 лет, я прикован к постели. Единственное, что скрашивает
жизнь, – это вечера, когда вы заходите ко мне с внуками. Я бы хотел иметь
силы играть с ними, рассказывать истории, обучать чему-нибудь, чтобы они
запомнили своего дедушку. Но проклятая болезнь не отстаёт, и мне больно от
мысли, что не увижу, как они пойдут в школу, не похвалю за первую пятёрку…
Когда рыболовный промысел начал угасать, я думал, что это худшее, что
могло со мной случиться. Вода в Арале с каждой неделей опускалась всё ниже, уменьшалось количество пойманной рыбы. Первое было следствием
недальновиднойполитики
государства, озабоченного лишь темпами роста
экономики без учета рисков для природы, второе – следствием истощения
морской жизни из-за высокой концентрации соли. Рыбоконсервные заводы
начали закрываться, а за ними опустели и дома: люди спешно покидали край.
Мне же, прожившему всю жизнь в Муйнаке, некуда было бежать, да и в душе
теплилась надежда, что это временно, стоит лишь немного потерпеть. В день
удавалось поймать лишь две-три рыбы, и самым страшным для меня стало воз-
вращение домой к грустной улыбке беременной Зухры и к вашим похудевшим
личикам, потому что жили мы только рыбой. Тысячи семей неожиданно испы-
тали на себе ужасы недостатка питьевой воды и пытки голода. Неизвестность
и бездействие потихоньку ломали людей, всю жизнь зарабатывающих рыбным
промыслом и отказывающихся верить в суровые предсказания.
Вскоре я получил следующий удар – в самое сердце: истощённая недоеда-
нием, Зухра умерла во время родов.
Но малыш Тохир выжил. В тот день, выйдя из роддома с болью в груди, я
прошёл к морю и впервые трезво оценил, что происходит с моей родиной и
моей жизнью. Взору открылся пустынный берег, покрытый толстым слоем соли,
оставленной отошедшим Аралом. Шагая к лодке, я чувствовал, как соль, подня-
тая ветром, ударяла мне в лицо, как она проникала в меня с каждым вдохом. Я
сел в лодку, ощущая ковёр соли под подошвами ботинок. Когда я смотрел вдаль,
где море сливалось с горизонтом, мне чудилось, что я слышу смех людей на
набережной, гудки отчаливающих пароходов, гул моторов… Но на самом деле
меня окружала давящая тишина, временами прерывающаяся криками чаек. Я с
горечью осознавал, что это моя жизнь и что былую жизнь не вернёшь.
Из лодки я вылез другим человеком и твёрдой поступью направился в сторо-
ну роддома. Мои чувства не выдержали нагрузки и отключились. Единственная
мысль врезалась в сознание: «Двое подростков и новорожденный – смысл моей
жизни – погибнут, если я, убитый горем, опущу руки. Сломаться легче, чем пере-
ломить ситуацию. Пусть будет тяжело, но я буду трудиться изо всех сил».
Вернувшись в роддом, я застал врача, которая приняла роды, у кровати
заснувшего младенца. Она взглянула на меня и осторожно заговорила:
– Неделю назад одна пациентка родила. Ребёнок умер, не прожив и дня. Она и
её муж много лет мечтают о ребёнке, но женщина уже в зрелом возрасте, и вряд
ли ей выпадет другой шанс. Они будут счастливы принять в свою семью ребёнка.
Эта пара – люди воспитанные и образованные; материальное положение позво-
ляет им вырастить ребёнка достойно. И, самое главное, у женщины есть молоко…
Воцарилось долгое молчание. Моим первым порывом было проигнориро-
вать предположение врача, что я отдам своего сына в чужие руки. «Я смогу вы-
растить Тохира, – думал я, представляя, как укладываю его спать, кормлю… –
Материнское молоко… да, малышу придётся испытать лишения, но я буду по-
купать ему коровье… А на какие деньги? – вдруг спросил я себя. – Ведь успевать
ухаживать за малышом и работать – дело немыслимое. Старшие скоро окончат
школу, им тоже нужны моя поддержка и внимание…» Казалось, я задохнусь от
душивших меня мыслей. Я отчаянно не желал признавать, что не смогу под-
нять ребёнка один, что не смогу создать ему необходимые условия. Врач всё
это время сидела тихо и, видимо, понимала меня. Я долго глядел на Тохира:
маленький, бледный, он был очень похож на Зухру. Чувство, овладевшеемною в лодке, возникло вновь, но я вдруг вспомнил о своём обещании. Мысли про-
яснились и, не отводя взгляда от Тохира, я хрипло промолвил:
– Мне надо познакомиться с этими людьми, прежде чем я приму решение.
По лицу врача пробежало сомнение, но голос звучал твердо, когда она
ответила:
– Меня зовут Айжан, – я резко впился ей в глаза, только теперь заметив крас-
ноту её глаз и морщины под ними, и услышал её прерывистое дыхание. Она про-
должала: – Моего мужа зовут Едиге. Я обещаю, что мы будем растить вашего сына
как родного и поддерживать с вами связь. Правда, должна сразу предупредить:
скоро мы уезжаем к родственникам в Нукус – мужу предложили работу на заводе.
Я нервно глотнул воздуха, прежде чем ответить:
– Я бы хотел познакомиться с вашим мужем как можно скорее. Душа моя
желает хоть немного побыть с Тохиром, но я знаю, что после этого не смогу
с ним расстаться, да и дети… Как я посмотрю им в глаза и скажу, что мы от-
даём малыша, что отец не имеет возможности растить всех троих? Нет, будет
лучше решить всё сейчас.
В тот момент, когда Едиге переступил порог палаты, я почувствовал себя так,
будто оказался в совершенно чужой жизни, будто смотрел на события со сторо-
ны, как в фильме. Руки сами протянулись для пожатия, а губы промолвили не-
сколько вежливых слов. Всё же я чувствовал, как от этой пары исходит доброта,
видел, как светятся добротой их глаза. Взяв Тохира на руки, я сказал:
– Только, пожалуйста, оставьте ему имя – Тохир. Это было последнее же-
лание моей покойной жены. Она словно знала, что он улетит из родного
края, нарекая его птицей на фарси. Я верю, что когда-нибудь он прилетит,
чтобы навестить нас. Живи счастливо и дари радость своим близким, Тохир!
С этими словами я передал сына в руки Едиге. Айжан заверила, что они будут
держать меня в курсе событий жизни Тохира. Распрощавшись, я пошел домой.
Подойдя к двери, машинально вставил ключ в замочную скважину. Щелчок от-
крывшейся двери заставил очнуться и осознать, что только что произошло. Не за-
крыв дверь, я бросился бежать в сторону дома Едиге. Но навстречу попались вы, с
тяжёлыми рюкзаками и недоумевающими лицами. Опомнившись, я крепко обнял
вас. Впервые за день дал волю слезам. Я рассказал вам тогда лишь часть истории о
вашей матери… Моя вина, что не рассказал всю правду. Простите меня.
Как мы жили дальше, вам известно: я кочевал с одной работы на другую,
вы учились и одновременно пытались подработать. От Айжан регулярно при-
ходили письма, порой даже с фотографиями. Тохир подрос и окреп, в линии
губ и взгляде улавливались черты Зухры. Я был рад, что Тохир живёт хорошо,
что Едиге и Айжан счастливы, но в глубине души не переставал винить себя
за то, что согласился его отпустить.
В юности казалось, что любящий и трудолюбивый человек всегда будет
жить в счастье и достатке. Но жизнь быстро развеяла эти мечтания. До тех
пор пока рыболовное ремесло, которому я, да и тысячи жителей Муйнака, от-
дали свою молодость, не погибло вместе с Аралом, я даже не осознавал, какую
роль в жизни играет природа. Начались песчаные бури, поднимавшие не толь-
ко всю соль с земли, но и ядовитые вещества с острова Возрождения. Отрава
попадала в воду, убивая рыбу. Одной подписью об использовании вод Арала
для орошения полей джентльмены в отглаженных костюмах, сидящие с серьёз-
ными лицами в прохладном зале, превратили Аральское море из источника жизни в смертельное оружие, убивающее и плоть, и души жителей. Люди, не
имеющие иного дома, начавшие болеть, худеть, оказались забыты миром, оза-
боченным повышением любой ценой темпов развития экономики.
Когда-то отец с блеском в глазах рассказывал мне о зелёных бухтах и резвых
сайгаках острова Возрождения, превращённого в военный объект. Было очень
грустно, что я не застал этой красоты. Однако даже в голову не приходило, что
грядёт разрушение ещё большее и что я сам буду рассказывать новому поколению
о былых днях, когда жизнь кипела в полноводном Арале и по его берегам жили
крепкие, здоровые, уверенные в своем будущем люди. Когда дома меня встречали
улыбка Зухры и ваш смех, я мгновенно забывал о неприятностях на работе.
Но я благодарен судьбе, что у меня есть вы, что у вас есть семьи, что вы за-
ботитесь обо мне. Это даёт повод радоваться. Однако одолевают мысли о бу-
дущем: что станет с нашим краем, сможете ли вы тут жить? Я одобряю ваше
желание посвятить жизнь возрождению края, но боюсь, как бы это не подвергло
опасности ваши семьи, ваше здоровье, ваши жизни. Я считал, что болезни, рас-
пространяющиеся по региону, меня обойдут стороной, но как же я ошибался!
Учитесь на моих ошибках и берегите себя! А родному краю вы сможете помочь
даже издалека, рассказывая миру о проблеме. Возможно, тогда государство нач-
нёт, наконец, предпринимать что-то для изменения условий жизни края, а весь
мир, узнав о катастрофе, будет задумываться о последствиях своих действий.
Вы можете также снять копии с работ Рафаэля Матевосяна, который запечатлел
Арал в разные годы. Увидев его картины, я восхитился тем, как искусство может
поднять острую проблему. Так что открывайте свои переживания миру!
Если Тохир когда-нибудь найдёт вас, покажите ему это письмо и передай-
те, что я люблю его и надеюсь на прощение. Знаю, что вы почувствуете в нём
родную кровь и примете участие в его жизни.
Горжусь вами, дети! Живите счастливо!
Любящий вас отец».
Дрожащие пальцы аккуратно вырвали страницы из дневника и положили
их в конверт вместе с черно-белой фотографией. Затем, с любовью выводя
каждую букву, подписали конверт: «Моим детям».


Рассказывали, как через несколько лет приятный молодой человек приез-
жал искать свои корни. Айгуль и Осман рассказали ему о смерти отца и от-
дали письмо. Прочитав его, он долго бродил по пескам в одиночестве и уехал
в тот же день, успев снять копии с картин Рафаэля Матевосяна.
Спустя недели он вернулся с группой джентльменов в отглаженных костю-
мах, которые прошлись по окрестностям, пообщались с жителями и уехали.
А через полгода он приехал в сопровождении нагруженных баллонами с
водой, свежими фруктами, овощами, вакцинами, лекарствами, тёплой одеж-
дой грузовиков и автобусов, с врачами и опытными фермерами.
Айгуль и Осману, да и остальным жителям стало легче находить повод для
радости.
А приятный молодой человек поселился в доме покойного отца – на той
земле, где родился.

КОНКУРС РАССКАЗОВ «ВОДЫ БЕСЦЕННЫЙ ДАР»

В мае 2018 года инициативная группа писателей при участии членов Совета по
русской литературе Союза писателей Узбекистана объявила конкурс рассказов на
тему «Воды бесценный дар», продлившийся до ноября 2018 года. Конкурс был по-
священ проблеме Приаралья. От Аральского моря, еще в конце 50-х годов XX века
считавшегося четвертым по величине среди внутренних морей Земли, как извест-
но, в наши дни осталась десятая часть. Все остальное превратилось в пустыню, и у
нее появилось официальное название – Аралкум. Но трагедия не только в потере
моря. Трагедия приобрела больший размах, охватив экономику, условия жизни,
здоровье населения, проживающего в этом регионе. Экологическая обстановка
в некогда благополучных районах, с древности процветающих как вехи Великого
Шелкового пути, вышла на красную черту опасности для жизни.
Конкурс на тему Арала – это еще одна попытка привлечь внимание обществен-
ности к экологии региона, дать еще один повод человеку остановиться в своей
деятельности и подумать о важности сохранения гармонии в природе.
Организаторы конкурса поставили перед авторами цель – написать не публи-
цистическую заметку, очерк или статью, а художественное произведение – рассказ
определенного объема.
Ограничение объема текста, лаконичность подачи материала, на взгляд организа-
торов конкурса, способствуют целенаправленному поиску интересного сюжета, для
создания которого автору придется немало потрудиться – искать необходимый ма-
териал, изучать его, совершенствовать форму подачи материала. Выстраивая свою
работу над текстом в соответствии с правилами конкурса, автор включается в увле-
кательную игру, победой в которой может стать создание лучшего произведения, и
не только в рамках конкурса, но и в своем творческом архиве.
Подведение итогов конкурса состоялось в конце ноября в конференц-зале Со-
юза писателей Узбекистана. Присутствовали конкурсанты, члены жюри, предста-
вители Союза писателей, редакций журналов «Шарқ Юлдузи», «Жахон адабиёти»,
«Ёшлик», «Звезда Востока», ведущих блогов.
На конкурс «Воды бесценный дар» поступило семнадцать работ на русском языке
и две – на узбекском. Возможно, такая низкая активность писателей Узбекистана
связана с необычным форматом конкурса. Он был объявлен как некоммерческий на
сайтах информационных партнеров конкурса, в социальной сети Фейсбук, правила
конкурса были напечатаны в газете «Леди». Но тем не менее конкурс состоялся и
оправдал цели. Участники конкурса отразили в своих работах проблему Приаралья,
а писательский цех Узбекистана пополнился новыми именами.
Лучшими работами, по мнению жюри, в составе которого были Раим Фархади, Га-
лина Долгая, Эльмира Олейникова, Раиса Крапаней, Владимир Васильев и др., признало
рассказы известного узбекистанского поэта Баха Ахмедова «Китовый блюз» и рассказ
молодого, удачно заявившего о себе автора, Фатимы Джалаловой «Сильные духом».
Конкурс рассказов в поддержку Аральского моря – это вклад людей, неравно-
душных к благополучию Земли – нашего единственного дома – в борьбу за пре-
кращение неразумной деятельности человека в отношении главного сокровища
природы – воды.


Я верю, что счастливый день настанет,
И в свете солнца волны зашумят,
Арал вернётся, людям жизнь подарит,
Такыры сменит дивный райский сад.
(Александр Евсеев)


Галина ДОЛГАЯ

_________

Фатима ДЖАЛАЛОВА. Родилась в 2001 г. Живет в Ташкенте, учится в 11 классе част-
ной Ташкентской международной школы. В «Звезде Востока» публикуется впервые.

Author: admin_zvezda

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *